Философия мусора. Часть 2

Есть ли жизнь без "желтого мешка", за какой мусор платят деньги и немного о летающих диванах

(начало тут)

Раз в неделю я езжу сдавать бутылки...

Мусор вида «Гельбзак»

- Как это у вас нет гельбзака? – моя учитель немецкого смотрит на меня с таким выражением лица, как будто я ей только что сообщила, что у меня в доме нет канализации. 

- Ну, да. Нету. Иллертиссен принял такой закон, что в нём никаких гельбзаков не будет до 2020 года. 

- Как можно жить без гельбзака? – в голосе замешательство и даже испуг, - А куда же вы пластик выкидываете?

Сначала поясню. Гельбзак – или, по-русски, «жёлтый мешок» – это такой здоровый прозрачный мусорный пакет жёлтого цвета с тесёмочкой. В него собирают все виды пластиковой упаковки, пакеты, тетрапак, банки из-под йогуртов, одноразовые стаканы из Маккафе и прочую лабуду, в производстве которой так или иначе был применён пластик. Раз в неделю улицы в большинстве немецких городов наводняются этими гельбзаками. Зрелище – так себе. Иногда пакеты рвут собаки, и тогда – ну, понятно. Но к обеду от этого мусорного наводнения не остаётся и следа. Всё забирают мусоровозы. 

Это утро жёлтого пакета. Раз в неделю вот такие горы скапливаются на каждом углу и под каждым фонарём. Выглядит не очень. Но если представить, что вот это всё может просто валяться на земле или на мусорной свалке...

Сами жёлтые полиэтиленовые мешки стоят денег. Покупая такой пакет, товарищ-гражданин оплачивает тем самым работу мусорщиков. Выкидывать мусор в другом пакете нельзя. Поймают – оштрафуют. Как поймают? Не знаю. Но раз штраф предусмотрен, значит каким-то образом нарушителей уже ловили. 

Некоторые города, вроде моего Иллертиссена, не считают гельбзаки полезными, и даже напротив слишком дорогими для муниципалитета. И жителям ничего не остаётся, как возить весь этот хлам в супермаркеты, где на входе стоят огромные сетчатые корзины для такого рода отходов. Ну, а особо ленивые выбрасывают все это в Рестмюль.

Мусор вида «Рестмюль»

Это всё то, что не бумага, не био, не пластик и не стекло. Эта шняга вывозится раз в две другие недели и отправляется на мусоросжигательный завод. Который, понятно дело, не просто мусор сжигает, он тепло аккумулирует и продаёт. Один такой есть у нас неподалёку, в соседнем городе. Ездила я мимо него – ни чадящей трубы, ни миазмов, ни клоак вокруг. Зелёные деревья, кусты, здоровые люди. Чистенький городок. Как? Не знаю. Но никто не протестует и не митингует. Наверное, потому что на каждой трубе там по пятьсот фильтров, и сточные воды только называются сточными. 

И вот тут предлагаю вам разгадать ребус: как выкинуть в мусор коробку из-под шоколадных конфет. Подсказка: там все очень нетривиально.

Мусор вида «Пластиковые бутылки»

Его бы, по логике, в гельбзак. Но тут у немцев как-то в другую сторону пошло. Вся пластиковая тара, произведённая в Германии, помечается специальным значком «переработка» не просто так. За такие бутылки дают деньги. Получить их можно двумя способами.

Способ первый: собрать как можно большое бутылок и прийти в любой продуктовый магазин. На входе стоит большой такой автомат с дыркой. Засовываешь в дырку бутылку, она на ленте поворачивается, сканер считывает штрихкод, на экранчике появляется надпись «25 центов», а потом и чек на всю сумму. Этот чек нужно на кассе предъявить, и деньги зачтутся в сумму покупки. Наличными не дают. Чек можно использовать только в том магазине, в котором тару сдавали. Маркетинг. 

Вот этот значок. Будете в Неметчине, знайте - за такую бутылку вам дадут треть стоимости самого напитка назад. Без значка ничего сдать не получится. Это уже в "жёлтый мешок"

Схема не сработает, если бутылка оказалась помятой. Автомат её выплёвывает. Что страшно несправедливо, потому что на другом конце ленты признанная достойной бутылка сминается специальным прессом для экономии места в контейнере. Некондиционную бутылку придётся либо в гельбзак, либо - вторым способом.

Способ второй: что сильно удивило меня в Германии, так это наличие кроме продуктовых и супермаркетов ещё и самостоятельных магазинов напитков. С опытом пришло, что это – ни что иное, как пункты приёма тары, и только потом магазины. Там принимают бутылки в ящиках, а значит степень помятости ёмкости значения не имеет. Но очень важно почему-то, чтобы крышечка была на месте. Принцип тот же – чек на сумму, которая потом зачтётся при следующей покупке. Принимают не только пластик, но и стекло. 

Эти напитки я купила ровно на 30% дешевле, чем если бы не сдала сначала бутылки. А я-то всё время думала, почему немцы ящиками всё покупают...

Правда, исключительно пивные бутылки. Ёмкости из-под вина и газированных напитков почему-то не котируются. С ними другая история.

Мусор вида «Стекло»

В Троицке несколько лет назад активисты при абсолютной поддержке местной власти организовали несколько контейнерных площадок для раздельного сбора мусора. Видов мусора, если мне память не изменяет, три: пластик, бумага, стекло.  

Не то в Германии. Тут существует цветовая дифференциация стекла. Для белого, зелёного или коричневого - персональные контейнеры. Людям, работающим с цветом – ещё одна загадка. Что делать если бутылка непонятного какого-то болотного цвета: не зелёный, но и не коричневый? На этот вопрос каждый должен ответить себе сам и поступить соответственно… 

Мусор вида «Батарейки»

Их нужно возить в супермаркеты. Не во все. В те, которые эту дрянь принимают. Познать эту науку можно только опытным путём. В Иллертиссене я знаю лишь одно такое место. Но в соседнем Беллинберге есть автомат "Городская зеленая точка". Стоит на парковке одного весьма популярного супермаркета. Туда можно отправить не только батарейки, но и блоки питания гаджетов, а также энергосберегающие лампочки, не способные уже ничего сберегать.

Мусор вида «Одежда и обувь»

Старую одежду в России я возила в церковь. Разумеется, отдавала туда то, что вполне можно было носить. Не рваное, не заношенное. Предварительно стирала и гладила. Всё, что уже никак нельзя было отдать, шло в мусорное ведро. В Германии избавиться от старой одежды можно… да, да, двумя способами.

Способ первый: ярмарки секонд-хэнда. У нас в Иллетриссене такие проходят раз в несколько месяцев. И у благосостоятельных немцев пользуются большой популярностью. Обычно на них продают детскую одежду. Продают не фирмы, а люди. Что называется – из рук в руки. Дети растут быстро, вещи не успевают изнашиваться. Новые стоят дороже, чем для взрослых. А на ярмарке джинсы, которые носились один сезон, купить можно за 2 евро. Почему нет?

Способ второй: то, что не годится для продажи, кому-то всё равно может пригодиться. Что не пригодится – можно переработать. Поэтому на специальных площадках рядом с контейнерами для стекла и бумаги стоят огромные ящики для старой одежды и обуви. 

Вот сюда можно выкинуть старую одежду. Круглые отверстия для батареек, блоков питания и энергосберегающих лампочек.

Ну, и наконец – «Крупногабаритный мусор»

Мы уронили диван. С третьего этажа. Не специально. Так вышло. Дом у нас частный, маленький, лестница на вход узкая. Так что поднять мебель на третий этаж или спустить с него можно только лебёдкой, которая крепится к балке на крыше. В Европе процесс этот вполне будничный, никого не удивляет. Но у нас в этот раз что-то пошло не так. Старый диван с третьего до второго этажа добрался без проблем, но потом… Я никогда раньше не видела летающих диванов. Пребывая в состоянии шока, не сфотографировала, к сожалению.

До этого полёта у нас были тайные надежды продать диван за какие-нибудь смешные деньги, но надежды эти рухнули вместе с ним. Причём не просто рухнули, они наделись на кол от ворот, торчащий из земли прямо под балконом. 

А выгода от продажи была бы больше, чем просто денег заработать. Весь крупногабаритный мусор нужно отвозить на специальную станцию переработки. Такая есть в каждом городе, но, понятно, не на каждой улице. За доставку и за будущую переработку нашего дивана придётся теперь платить отдельно. 

На эти же станции направляется всё, что нельзя сдать иным способом. Например, алюминиевые банки. Контейнеров или специальных баков для них у нас в округе, во всяком случае, нет. 

Мой персональный вывод

Предвижу вопрос: а куда я на моей малогабаритной кухне буду все это складировать? Могу только констатировать – в Германии, вопреки идеалистическим представлениям, в большинстве квартир и домов кухни тоже совсем небольшие. Но как-то изворачиваются люди. Гаражи, чердаки, подвалы, чуланы…  У нас, например, на балконе стоит большой такой ящик, вот в него и собираем всё, что не пищевые отходы. И не так уж и много места оно занимает, особенно если регулярно вывозить и сдавать. Зато тут по определению не существует мусорных свалок. Нету их, не зачем.

Предвижу второй вопрос: а где в Москве размещать эти контейнерные площадки? 13 миллионов жителей, плотная застройка! В Германии тоже есть крупные города-миллионники, там контейнерные площадки в каждом квартале есть, даже в исторических центрах среди фахверковых домов и у подножья замков. И появились они там отнюдь не во времена первых крестовых походов. В Италии в Вероне одна площадка была размещена прямо на главном проспекте на одной из парковок. Во Флоренции я такую видела рядом с усыпальницей Медичи. Там контейнеры с подземной ёмкостью. В общем – было бы желание.  

Все-таки в России главный вопрос — совсем другой. А куда всё, что сортировано непосильным трудом, девать и где гарантия, что оно, действительно, на переработку поедет? И ещё понять бы как сделать так, чтобы у людей не было мысли: ага, я вот это все отсортирую им, сам заработать не смогу, а кто-то, значит, на мне зарабатывать станет? 

Сбор мусора в Германии – жизненная философия. Никаких лозунгов и митингов уже не требуется. Ни у кого не возникает зависти к тем, кто "за их счёт" на их мусоре наживается. Немцы не то, чтобы искренне верят, что таким образом спасают мир. Они просто делают это каждый день, даже не задумываясь: по бутылке, по пакету, по килограмму очисток. 

И я теперь тоже верю в спасение мира. Особенно когда на Родине дети задыхаются в парах, на которых тут зарабатывают деньги, когда берега рек и обочины дорог завалены тем, на чём тут зарабатывают деньги, когда из окон многоквартирных домов летит на газоны то, на чём тут зарабатывают деньги, когда в родном городе митингуют под лозунгами «Стоп Малинки» и не хотят строительства рядом мусоросжигательного завода. Я понимаю, почему. На трубах этого завода скорее всего будет один самый дешёвый фильтр времён полураспада СССР. При наличии, разумеется, всей необходимой документации…

Где-то вычитала что вот, мол, американцы отказались от переработки мусора, потому что прибыли нет. Немцы отказываться не собираются. Мусор, насколько я теперь вижу, это не орудие химического отравления, не угроза жизни и здоровью, не повод для войн и демонстраций. Это ресурс. Причём неисчерпаемый ресурс, приносящий стабильный доход. Пока жив человек, он будет производить мусор, и, если у человека есть мозг, он придумает, как извлечь из мусора пользу. Для всех. При условии, что государство хотя бы не помешает.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic