Каково быть велосипедистом в Германии?

  

Или как я изобрела велосипед-индикатор страновой принадлежности

  

Москва только осваивает велосипеды. И пока, как я вижу и читаю в ленте, получается не слишком. В Германии велодвижение – уже давно не политический манифест и не вызов обществу. А может быть никогда и не было. Велосипед у каждого - это норма. Такая же норма, как вода из крана и продукты в магазине. Но что это за норма, дорогие мои! Это, я вам скажу, всем нормам норма. Такую норму ещё поискать…

Велоклумбы самых разных цветов - крайне популярный вид малых архитектурных форм в городе Фёринген. Можно сказать, местный символ.

- Только, ради Бога, не выезжай на дорогу! Я тебя умоляю! 

Это фраза, с которой начиналась каждая моя поездка на велосипеде в моём далёком детстве и каждый выход с великом на улицу для моего ребёнка. Велосипедист на проезжей части в России – это страшный сон для всех участников движения, а также для матерей велосипедистов, их родных и близких.

Будучи водителем, я всегда мысленно проклинала безумцев, которые трусят по обочине и подвергают себя неимоверному риску быть сбитыми, а меня – риску по нелепой неосторожности оказаться виноватой. Холод по спине, желание немедленно сдать влево и миновать эту угрозу как можно быстрее. Сама же на двухколёсном транспортном средстве в город я даже и не пыталась. Ведь что же это такое? Либо ты едешь под дамокловым мечом по краю проезжей части, ожидая очередной ударной волны от какой-нибудь фуры, или акваудара из-под колёс более могущественно чем ты «шестёрки», либо цедишь по тротуарам с ненавидящими, и от того назло не уступающими тебе дорогу, пешеходами.

Так что самым безопасным для катания на велике местом для меня была деревня и её глухие просёлочные дороги. Правда, и это не уберегло от травмы, которая сопровождает меня всю мою жизнь с 11 лет. Так видела я велодвижение до моего переезда в Германию.

Велодорожки как таковые в России началипоявляться максимум года три как. И стало совсем непонятно. Во-первых – в городе они то и дело пересекаются с проезжей частью, светофорами и бордюрами, при этом знаков никаких, кто кому чего должен – непонятно, а пешеходы всё равно вездесущи, хотя на этих красных полосах и бесправны. Левые повороты велосипедистам по правилам запрещены. То и дело спешивайся, то и дело тормози…

Городская окраина

Масштаб велобедствия в Германии я бы оценила как катастрофический. Велосипедисты – повсюду. Они молодые и старые, на гоночных из углеродного волокна и трехколёсных винтажных. 

Такой вот трогательный дедулечка на трехколёсном велике. И ничего. Никто не ржёт и не показывает пальцем

В скинни-труселях и в почти вечерних платьях. Они ездят на послевоенных руинированных гнилушках под центнер весом и на i-байках. 

iBike. Очень популярный в округе

С доверху заполненными прицепами, с огромными хозяйственными корзинками под рулём.

Центральная площадь города Ульм. Прямо перед Ульмским собором.

С детьми в креслах на багажниках, с мобильником в одной руке и один даже с сабвуфером по бокам. (Этот появился неожиданно, не успела снять)

Они – короли дорог, им уступают и фуры, и Порше, и пешеходы. Они – равноправные участники движения. На столько равноправные, что гонят по проезжей части и не дёргаются. Или по пешеходной зоне - им можно. 

Пешеходная зона или проезжая часть - велосипедисту неважно

Может и могли бы сдвинуться на обочину, как принято в России, но вот беда – нету в Германии обочин. Они настолько равноправные, что могут из правого ряда перестроиться и встать перед автомобилем под стрелку на левый поворот. Настолько равноправные, что на узкополосых городских улицах, если обогнать их не получается, нужно тошнить за ними с их скоростью и терпеть. 

Вот, пожалуйста. Прямо по проезжей части. И фиг обгонишь

Настолько равноправные, что для них существуют специальные светофоры на перекрёстках, и это не то же, что для пешеходов. 

Лес велосветофоров

Стой, пешеход - зелёный у велосипедистов. Как таковых велодорожек крайне мало, в основном они – велопешеходные. И случить управляющему двухколёсным агрегатом настигнуть пешего, звуковой сигнал заставляет идущего принять вправо и пропустить. Так положено. 

Кто читает мой блог давно – знают, последние 6 недель единственным траспортом, которым я располагала, не считая общественного, был велосипед. Первая неделя ушла на восстановление навыков вождения. А дальше – началось. 

Этот знак STOP и для меня тоже.

Одним тёплым немецким вечером мы с мужем на свежекупленных после ограбления велосипедах двигались в сторону исторического центра Иллертиссена.

- Эди, я что тут, правда, должна на проезжую часть съехать? Прям вот так? На проезжую часть?  

- Не просто должна, обязана. Потому, что по тротуару ехать нельзя. Держись правой стороны и всё.

- Так собьют!

- Зачем? 

Немцы. Не понять им российской души, которой неведомо равноправие со времён Царя Гороха.

- Ну, как, просто потому, что они большие и сильные, а я маленькая и на велосипеде. 

- Ну, их посадят. В лучшем случае штраф тысячи в 4 евро и ещё будут оплачивать тебе лечение. 

Муж знал, о чём говорил и как доказательство привёл мне одну историю про велостарушку. На парковке универмага его хороший знакомый сдавал задом, предварительно оценив обстановку. Аккуратно сдавал. Медленно. И в момент, когда машина уже почти повернула на 90 градусов, в заднее крыло что-то глухо стукнуло. Старушка на велосипеде решила срезать и проехать между двумя припаркованными машинами. Одна из которых – был уже начавший движение знакомый. Скорость была небольшая, удара почти не было, но руку бабуська всё равно сломала.

Полиция признала виновными обоих. Суд – только хорошего знакомого. Потому, что – машина. 4 тысячи евро – штраф. Оплата лечения – на усмотрение страховой компании, которая, правда, оказалась на стороне знакомого. Поскольку старушка уж очень активно требовала с него денег… 

- …ну, теперь я спокойна, что уж. А памятник они тоже оплатят, если что?

- Конечно. И ещё пенсию твоему ребёнку. А мне компенсацию морального вреда.

- Ага… Ничего, что я ещё покопчу?

…Германия возможно не такая велострана, как азиатские антиутопии, и даже не такая, как Голландия, но без велосипеда здесь жизни себе никто не представляет. Ну, и, разумеется, вся инфраструктура под них заточена. Знаки специальные на каждом углу. 

Чтобы каждый велосипедист знал, сколько километров ему до центра и сколько до старого города

Или вот такие. 

Круговое движение для велосипедистов. На том же кругу, что и автомобили

Знаки о начале и окончании велополосы – обязательно. Правда, немного другие чем в России. Тут немецкий знать надо, чтобы понять, что frei – можно ехать, а ende – уже нельзя. 

Для них распахнуты подземные переезды, по которым можно гнать, не спешиваясь, и смотреть, как унылые пешеходы идут по соседнему ряду, отгороженные сеткой.

Подземный переезд для велосипедистов под железной дорогой в Иллетриссене. Железная дорого двухпутная если что...

Для них разбиты парки и скверы.

Да, эта набережная вдоль реки Иллер - для велосипедистов. Так и написано.

Оборудованы многокилометровые променады, сплошь усыпанные дорожными знаками и указателями. 

А этот знак для велосипедистов на лесной дорожке вдоль реки на случай, если вдруг паводок. Знак гласит, что в этом месте может быть подтопление и тогда надо спешиться
Мост через Иллер. Пешеходам тоже можно. Но велосипеды в приоритете.

Для них - велопарковки на каждом углу, у каждого общественного заведения или присутственного места. Для их удобства целые вагоны в электричках с низким полом. И ещё издевательские маркеры на стенах вагонов – эти места для пассажиров с велосипедом, убогий пешеход!

Без велосипеда этими дверями лучше не пользоваться, задавят.

Но и совсем обнаглеть тоже не дают. Велополосы на проезжей части – не более полуметра шириной. Никто не вымащивает эти проспекты в ущерб пешим и автомобилистам, которые понакатали в Москве. 

Полметра хватит

И сбитый пешеход всё-таки правее велосипедиста, если тот сигнала не подавал. И обычные ПДД на них тоже распространяются – на красный не покатаешь, а автомобили, идущие по главной дороге, придётся всё ж таки пропускать, если ты на второстепенной, и прочее, и прочее. И страховщики не выплатят компенсацию в случае падения, если шлема на голове не было. И без ближнего света на велосипеде в темноте можно на штраф налететь. Но в остальном…

Переключить мозги на то, что я право имею, у меня пока до конца не получилось. Ещё падает сердце в педали каждый раз, когда за спиной шуршат колёса автомобиля. Ещё подрагивает нервно веко, когда, сигналя рукой, поворачиваю налево. Ещё ловлю недоумение в глазах пропускающего меня водителя, который с удивлением наблюдает, как я на полной скорости спрыгиваю на землю, чтобы зачем-то пропустить его.  

Другие правила в спинной мозг вшиты. Кто сильнее – тот и главный, так я привыкла. И это не только про велосипед.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic