Бавария ждёт. Часть восьмая

Белосток-Бишофсверда 


 

Польша мне нравится. Хорошая страна. И посмотреть есть что, и готовят вкусно. Но некоторые нюансы от меня всё-таки ускользают. Вот, к примеру, заправка на трассе Е-67, которую мы пытались взять штурмом... 

Бензин решительно заканчивался, но АЗС в округе видно не было. Их застили ремонтные работы. Ну, да, да… Опять ремонт дорог. Как началось ещё на Калужском шоссе, так и не оставляло меня это обстоятельство вплоть до Германии. Ничего плохого про польский вариант дорожных реконструкций сказать не могут. Автобан Е-67 весь в них, как в репье, но на скорости движения это почти никак не сказалось. Только вот заправок нет. Зато предупредительные поляки щедро расставили дорожные знаки с информацией: «Ближайшие 15 километров заправок не будет, не ждите. Да, совсем никаких. Что хотите, то и делайте».

Польшу пролетели и не заметили...

И вот, о радость, впереди охрой засияли на солнце цвета фирменного стиля какой-то местной нефтеперерабатывающей компании. Въезд только один. И ведёт он на парковку за самой заправкой, организованную в лучших традициях французского садоводства – в виде лабиринта. Направо, налево, вокруг, по диагонали через центр и – хоп – выезд на трассу, минуя АЗС.

- Ээээ? Я что-то пропустил? А где там был въезд на заправку?

- Там просто не было на неё въезда. 

Ну, или он был так хитроумно спрятан в недрах лабиринта, что нам с разгону не попался… Другая страна, другие нравы…

Следующие 5 километров внимательно всматривались в дали… Ну, кто ищет, тот всегда. На вторую АЗС въехали с чёрного хода, через придорожный посёлок. Парадный въезд был завален песком, гравием и строительными принадлежностями. 

Собственно, Польшу мы пролетели на одном дыхании. Выспавшиеся, отмытые, полные сил после калейдоскопического дня в Латвии и Литве, мы гнали Фольксваген к немецкой границе. Гнал муж. Он хотел на Родину, но я не сдавалась и уговорила его таки сделать суп-брейк в каком-нибудь городе на фоне исторических достопримечательностей.

О, эти польские супы. Это песня, это сказка! Это праздник для желудка и вкусовых рецепторов! И голова всем польским супам - Журек. 

Кто не ел Журека, тот не знает Польши. Я помню этот суп со времён моего прошлого визита сюда. Я ела его в огромной фарфоровой тарелке и в хлебном горшке с сырной крышкой, я ела его под Пиво гжанэ и с вином. О, этот ароматный бульон на трёхдневной выдержки закваске, секрет которой вам ни один поляк никогда не откроет. С сухариками, яйцом и польскими копчёностями. О, это томлёное, сочное, дымящееся мясо! Да что там, мечта, а не суп. Блаженство. Ещё когда только планировалась эта поездка, я точно знала – что угодно может случиться в дороге, но Журека в Польше я поем. 

Вот он - Журек. Запостила и больше не смотрю. Это невозможно пережить спокойно...

- Ну, хорошо. Бреслау тебя устроит? 

- Что за Бреслау? Это где?

- Прямо по курсу Бреслау. 

- Прямо по курсу Вроцлав.

Ну, да. Так сложилось исторически. Поляки называют города совсем не так, как их называют граждане некоторых других стран. Например, на русской карте вы никогда не найдёте город Данциг, а на немецкой - Гданьска просто не существует. Вот и Вроцлав с Бреслау – та же история. 

Пробка, ещё пробка, ещё одна – и вот замелькали огромные доходные дома в стиле Модерн и вот впереди замаячили шпили костёлов. Их в этом городе – пруд пруди. И все они сосредоточены на одном пятачке на стрелке реки Одры с одним из её четырёх притоков. И все парковки, понятно, платные. И паркоматы не принимают банковских карт. Они принимают злотые. А злотых у нас нет. И время уже около 6 вечера, банки по старинной европейской традиции, уже закрыты. 

- Я не понимаю! Быть в Евросоюзе и не перейти на евро!? – муж очень хотел есть.

- Геополитика, - многозначительно говорю я и на всякий случай закатываю глаза.

Никто из опрошенных нами местных жителей не знал, где можно обменять евро на злотые. Но зато польские граждане, оказывается, в глубине души очень любят евро. Они принимают их везде и всюду, как-то ловко и молниеносно пересчитывая по общепринятому курсу. И если с паркоматом не договоришься, на ближайшем рынке всегда можно договориться с торговцем зеленью… 

Исторический центр Вроцлава – грибница, на которой обильно произрастают храмы и костёлы всех известных христианских конфессий. Даже православный есть. Хотя, говорят, по сравнению с Краковом… 

Католический кафедральный собор в Вроцлаве на острове Тумский. Кстати, первый готический храм на территории Польши.

А ещё это город 130 мостов. До войны было 330. Но и 130 – нормально. Нам попались Пясковый и Тумский. На площади перед главным кафедральным собором Вроцлава стайками носились туристы, в основном японские и русские. Погруженные в себя экскурсоводы на огромной скорости прогоняли группы, выкрикивая за спину исторические факты об этом месте. 

Ну, а чем плохо место. Вот и ресторанчик. В ожидании официанта предвкушаю, как закажу себе сейчас дымящегося Журека… Расписываю его уникальные вкусовые свойства мужу. Ждём.

- Дзень добре, - звякнула над ухом официантка. 

- Журек есть? – мне не до политеса. 

- Нету, - отвечает она и, моментально сориентировавшись в обстановке, добавляет. - Зато есть Настоящий Русский Борщ.

Зато? За что, за то??? Ну, вы понимаете, да? 

Кроме борща меню предлагало ещё только один какой-то томатный суп-пюре. И всё.

Через 10 минут на стол передо мной водрузили необъятных размеров тарелку, на дне которой лежали свёкла, разрезанная на четыре части, и три кругляша из манной крупы. Рядом уже дымил полулитровый кувшин с красной мутной жидкостью внутри.

- Простите, это что?

- Борщ, - ослепительная улыбка официантки выражала одно: этот борщ всем борщам борщ, и если до сих пор я по какой-то странной нелепой случайности этого не знала, то вот теперь могу, наконец, распробовать, что же это есть такое – Настоящий Русский Борщ. И правильно есть его надо так: томатным пюре нужно залить свёклу и манку и, перемешав, желательно не задумываясь, съесть. И, видимо, в этом есть сущностное отличие Настоящего Русского Борща от традиционного украинского…

Нет, поляки, конечно, невкусно готовить не умеют. Томатная жижа тоже оказалась приличной на вкус. Но, во-первых, я не могла простить этому ресторану отсутствие Журека, а во-вторых…

- Как вам наш борщ?

- Я прошу прощения соу вери мач, но это не борщ. Вообще. Совсем.

- Правда?

- Да. 

Занавес.

Огромный информационной знак над трассой предвещал наступление Польско-Немецкой Границы.

- Тадааааам! Добро пожаловать в Германию! – вопил мой муж. Он на родине. Час пути – и он будет обнимать своего брата - католического священника. Он был счастлив, а я, наконец, расслабилась. Теперь хоть один из нас понимал всё, что происходит вокруг. Например, понимал, почему вот эти вот полицейские в немецкой форме машут нам палочкой.

Паспортный контроль занял ровно 5 минут. Никто не досматривал нашу машину, никто не интересовался, а чего это номер транзитный, и не просил открыть багажник. Наши паспорта просто отнесли в огромных размеров белую палатку и почти сразу вернули обратно. Началась Германия.

Вести машину по немецким дорогам мне стало страшно. Они ж тут, эта, правила соблюдают, у них же тут, эта, Ordnung muss sein. А у меня 20 лет водительского стажа в стиле «Moscow never sleep»… А вдруг чего нарушу, сама того не подозревая? Пока нормально – лес, сельская местность, Дрезденская область. Вот и жёлтый указатель (это надо ещё мозг переключить, что о въезде в город теперь предупреждают не синие, а жёлтые таблички) Бишофсверда. А вот и наша улица с католической кирхой, а вот и хозяин этой кирхи. 

Кирха святого Бенно в Бишофсверда

- Кххххххрррррр, - сказал литой диск правого переднего колеса. Ну, здравствуйте, немецкие бордюры. 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic