Бавария ждёт. Часть Шестая

Терехово-Заразай.

  

Оссспади, ну какой же русский не любит быстрой езды, в самом деле? И какой немец выдержит этот бесконечный, беспросветный, какой-то истошно-нелепый ремонт дорог на протяжении всего пути по Латвии? Нет, я, конечно человек закалённый московскими дорожными реконструкциями. Я умею ездить по лабиринтам из бетонных блоков, почти их не задевая. Я даже умею разъезжаться в них со встречным автотранспортом. И научилась ночью ориентироваться в них не только по звуку. Те, кто ездил, знают, в столичном регионе фонари в такой ситуации не предусмотрены конструкционными особенностями ограждений. До моей поездки по Латвии я думала, что знаю всё про ремонт дорог и уже ничто не способно меня удивить. Я заблуждалась.


Лудза. Налево пойдешь - в Зилупе попадешь. Направо пойдешь - черт его знает, но лучше направо.

…Была у меня мысль сделать остановку, поспать. Но муж решительно её отверг. К 10 часам утра он уже страстно ненавидел эту страну. И только одно могло спасти его от укоренения в этой ненависти – выезд за пределы Латвии, и как можно скорее. Но позавтракать всё-таки стоило. Шутка ли – скоро полдень, а во рту, кроме химического кофе из автомата на таможенном пункте, ничего и не было. 

Завтракать в приграничном посёлке с характерным названием Зилупе не хотелось. Да и вид у этой Зилупы был так себе. Следующая по курсу Лудза добра тоже не предвещала.

Странное место - Лудза. Вроде, должны быть за границей, причём в 2017 году, а всё ещё в СССР году так в 1984.

Районный центр Резекне напомнил мне трепетно нелюбимый мной Подольск двадцатилетней давности: ощущение запылённости не смотря на постоянной дождь, разбитые дороги, облупленные двухэтажные домики прошлого века, чередующиеся с хрущёвками эпохи 60-х. Вплоть до самого исторического центра, отмеченного тремя подновлёнными фасадами и одной кирхой – ни одного ресторана. 

Резекне. На подъезде к историческому центу

Всю надежду возложили на отель Kolonna Rezekne с видом на речку. Три звезды на фасаде обещали радости гастрономии. Не оправдали… Ну, хоть живописность, опять-таки – историчность. Мост через хлюпкую речку сохранил на перилах медальоны с историческими датами…. На одном надпись на русском до реформы: Рҍжица – 1772 год… Дата Первого раздела Польши, по которому Резекне и округа на многие годы превратились в глухую провинцию Российской империи. Странно, что этот медальон не уничтожили. Вызывает уважение.


Рҍжица. 1772 год. Другие медальоны не изучала. Пребывала в состоянии амёбы

Ну, а дальше - понеслась…

К сожалению, консистенция моих мозгов после практически двух бессонных ночей была уже настолько разжиженной, что про функцию фотосъёмки на моем телефоне я забыла напрочь. Пришлось позаимствовать фотографию с сайта: www.gorod.lv. Качество — не очень.

На всякий случай, вот ссылка. http://www.gorod.lv/novosti/135289-de_facto_latviya_ne_smozhet_osvoit_30_mln_ls_na_remont_dorog

Интересная статейка, кстати. Содержит не только факты и цифры, но и тайну менталитета этой страны. Итак, Евросоюз выделил Латвии 190 миллионов евро, или чуть более 13 миллиардов рублей на ремонт и строительство дорог. Но деньги эти освоены не будут. Почему? Ответ тут же. В Европе считают, что деньги осваиваются слишком медленно. 

Не, ну а чего спешить-то? Во всей Латвии живёт людей не многим более, чем в Новосибирске, а страна-то всё ж таки – как половина Карелии… Тут подумать надо, поразмышлять, как лучше эти деньги приложить… И потом, куда торопиться? Спешка нужна при ловле блох! А европейские деньги – не блохи, они никуда не денутся. Даже блондинка, заполняющая таможенные декларации в Терехово, это знает. Куда бы делись эти европейские деньги, которые мы должны были заплатить? Да никуда! Днём раньше, днём позже… Так что, зачем напрягать целых 10 пальцев на руках, когда и двумя указательными нормально. Эмпирическим путём доказано. Двадцатилетним опытом её работы на этом месте. 

Так я это к чему? Латвийские дороги – это сумма российских дорог в глубокой сельской местности и европейских вливаний средств, в том числе, из налоговых отчислений моего мужа, помноженные на неторопливость латвийской жизни. И это, я вам скажу, гремучая смесь. Там, где нет ремонта дорог – повреждённая мелкими взрывами грунтовка со следами асфальта. А там, где есть ремонт дорог, там стоит Светофор с четырьмя лампочками. См. фото выше. 

Неопытный обыватель может поинтересоваться, а зачем это на двухполосной трассе без перекрёстков и пешеходных переходов нужен светофор, да ещё и с четырьмя лампочками? Ну как же, дорогой неопытный обыватель, в этом сокрыт глубокий смысл! Вот видишь, перед тобой Очень Глубокая Яма в песке и глине? А параллельно ей, но уровнем выше, видишь, Не Очень Глубокая Яма той же консистенции? Это – трасса Е-262, ведущая через Латвию к границам с Литвой. 

Трасса Е-262. Вид на Очень Глубокую Яму. Местами её глубина достигает пары метров. Видно в соотношении с ростом рабочих...

По Очень Глубокой Яме раз в неделю проезжает строительная техника и всегда в наличии двое печальных мужчин с лопатами. По Не Очень Глубокой Яме открыто движение для автомобилистов. В одну сторону. Повезло – въезжаешь в Не Очень Глубокую Яму и движешься по ней со скоростью 10 км/ч километров этак пять. Не Очень Глубокая Яма заканчивается крутым подъёмом, на верху тебя ждут печальные глаза водителей встречного потока. Ну, а если тебе не повезло – уже ты у въезда в Не Очень Глубокую Яму встречаешь печальным взглядом поток идущих на тебя машин. 

Регулирует очерёдность проезда по Не Очень Глубокой Яме этот самый светофор с четырьмя лампочками. При чём, поскольку народу в стране не много, движение по трассе жиденькое. Случается, пару минут никого нету с той стороны Ямы… Но светофор всё равно горит красным. А зачем нужна четвертая лампочка, для меня так и осталось тайной… 

В Москве ожидание на светофоре более 2 минут – почти клиническая смерть. Латвийские светофоры горят не менее 10 минут в каждую сторону… Помножить на общий километраж ремонта дорог (благо страна маленькая) – мы потратили на продвижение по Латвии 5 часов. 182 км за пять часов… 

«Когда же закончится эта Латвия?», - время от времени вопрошал в космос мой муж, добавляя к вопросу всё новые и новые смысловые конструкции… Километр за километром мы пробивались к границе с Литвой. И вот, когда навигатор уже зажёг нам свет в конце туннеля, муж резко ударил по тормозам. 

Признаться, я уже отвыкла от такого. Как-то это явление рассосалось за последние годы в России. А Латвия, ничего, держится. Прямо из кустов нам на встречу выскочили трое полицейских с полосатой палочкой. 

Молодые, поджарые. Один – вот сейчас из спортзала… Машину они припрятали в кустах, а сами только и ждали – не покажется ли им на счастье автомобиль с жёлтой меткой на номере.

- Здраствуйте, офицер, - всем своим видом мой муж старательно демонстрировал европейскую толерантность. 

К нашему удивлению один из троих говорил по-английски. 

- Паспортный контроль. Предъявите документы.

Я прямо-таки слышала, как шуршали и звенели их мысли: транзитные российские номера, забитая машина, может что-то не так с документами, наверняка есть деньги, только бы что-нибудь найти… Наивные латвийские юноши. Им бы подумать, что до них над этой же задачей более 12 часов бились два пограничника и шесть таможенников разных специальностей… 

Медленно выгребаю из бардачка все бумажки и документы. Их за последнее время накопилось немало. 

Муж первым протягивает в окно немецкий аусвайс. Лица полицейских немного вытягиваются по вертикали. Следом идёт мой паспорт. Полицейские делают глубокий вдох и начинают сыпать вопросами, уважительно соблюдая очерёдность по старшинству.

- Чья машина? 

- Моя.

- Почему не вы за рулём?

- Устала.

- Это ваш муж?

- Да.

- Почему фамилии разные?

- Одинаковые фамилии, просто в России нет О-Умляут. Такая буковка с точечками, знаете? Вот её в российских документах заменяют на ОЕ.

- А почему у вас такие старые права?

Это вопрос к мужу. Права у него и правда старинные, бумажные, просаленные такие, двадцатпятилетней давности. И фото там такое чудесное: юный, голубоглазый, кучерявый Апполон… Но полицейские – не сентиментальны. 

- Возможно потому, что я уже не молодой человек? 

Полицейские в Латвии не знают, что в Германии у водительских прав нет срока действия. Получил - и води хоть сто лет, пока документ уж совсем не превратится в труху. Но ответ моего мужа их не устроил:

- И что, в России у полиции к вашему документу не было вопросов?

- Не было, вот даже страховку выдали.

Удивление, искреннее недоумение.

- Покажите. 

Паузу на обдумывание полицейские заполняют верчением в руках «зелёной карты» и прав мужа. Мысль одна - можно ли из вновь открывшегося обстоятельства получить выгоду? Нет, нельзя… Документ действующий, хоть и старый.

- Однако, нет ничего криминального в том, чтобы получить новый документ, - тот, который только из спортзала, делает особый акцент на этом: «not criminal»

- Да, вы правы, офицер, - впечатляющая привычка немцев к толерантности, - возможно, мне стоит этим заняться.

С документами всё в порядке, чёрт возьми. Но может хоть в машине что-то есть?

- Откройте багажник, - почему я не удивляюсь? Ну, в самом деле, ещё же не вся Латвия ознакомилась с содержимым нашей машины.

Кулёчки, пакетики, сумочки, книги, дедушкин ковёр… 

- Алкоголь, наркотики?

Под ложечкой тягостно засосало. Если тут у них всё ещё 2003 год, так и подкинуть чего могут… Придвинулась вплотную к полицейским, слежу за каждым движением.

- Я похож на того, кто перевозит наркотики?

Возможно вид после ночи на границе у нас и впрямь был подозрительный. Помятые, несвежие, с темными кругами под глазами. Ещё и с транзитными номерами. Но наркотики…

Вопрос от гражданина Германии латвийских полицейских почему-то отрезвил. Пурпурные огоньки в их глазах погасли. И правда, кто его знает, немца этого. Чего доброго – в консульство позвонит. Приедет консул Германии, а они тут, в кустах… Нехорошо может получиться.

- Доброго вам пути, - латвийский полицейский был неискренен, но на всякий случай широко улыбнулся, и все трое, ссутулившись, удалились обратно в кусты.

- «F**k your self, nothing found!» - пел мой муж оставшиеся 5 километров Латвии… Впереди была Литовская граница и город Заразай.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic